29.09.2020

Странности ударений

У филологов есть такое выражение: “норма плывет”. Помнится, когда я учился в МГУ, нам сообщили, что слово “кофе” имеет шанс в скором времени официально перейти из мужского в средний род. И на сегодня это уже практически произошло. Вот радость-то! Однако самое печальное для школьника – это наличие равноправных вариантов с непонятным “статусом”. Наибольшее число таких вариантов на сегодня – в сфере нормирования ударений. Как с этим быть, и по каким источникам учиться? А главное, как готовится к ЕГЭ?

Последний из могикан

Увы, никто точно не знает, какой орфоэпический словарь на сегодня самый правильный. Вместо этого существует так называемый ПОСЛЕДНИЙ ИЗ ОБЩЕПРИЗНАННЫХ – орфоэпический словарь под ред. Аванесова 1983 г. Понятно, что со времени его издания появилось множество новых языковых реалий, которые не нашли отражение в этом словаре. Однако, последние попытки языковедов актуализировать акцентологическую норму оказались испорчены неумелым администрированием. В 2009 г. разгорелся настоящий скандал, когда четыре словаря получили статус “официальных”. Особый чин им был пожалован Приказом Министерства образования и науки РФ от 8 июня 2009 г. №195. Среди утвержденных справочников под номером 3 фигурировал Словарь ударений русского языка. Резниченко И.Л.- М.: “АСТ-ПРЕСС”, 2008, который вскоре был раскритикован специалистами.

Не только филологи, но и широкие народные массы тогда не поняли, например, почему министр образования А.Фурсенко полагает, что в слове “йогурт” ударение надо делать на последнем слоге (йогУрт), и с какой радости вариант “по срЕдам”, за который раньше диктору телевидения могли оторвать голову, теперь вдруг стал допустимым вместо общепризнанного “по средАм”. Однако проблема была не только в сомнительных вариантах, предлагавшихся авторами словарей.

Министерство подставилось тем, что все четыре издания были выпущены одним издательством (АСТ-Пресс) и при этом выдвигались в качестве официальной нормы, которую отныне всем надлежит соблюдать под страхом штрафа! Нет, нет, это вовсе не шутка. Накануне утверждения этих четырех “священных книг” на полном серьезе обсуждалась возможность штрафовать чиновников и политиков за неграмотную речь в эфере теле- и радиопередач. Интересно, насколько “попал” бы при таком законодательстве наш нынешний президент России Д.Медведев с его неискоренимой любовь к словечкам типа “офигеть” и к жаргону в стиле “Я король шпаны”. Так или иначе, для полного счастья тогда не хватало именно официально-утвержденных словарей, на которые могли бы ссылаться судебно-медицинские эксперты в борьбе за чистоту русского языка.

Говорите как хотите, только отстаньте!

Когда научное сообщество “наехало” на министерство, А.Фурсенко был вынужден оправдываться, говоря, что только одно издательство почему-то подало заявку, и что по мере поступления других заявок Министерство обязуется утверждать и другие словари и пособия, даже если они будут противоречить уже утвержденным. Таким образом, фактически признавался тот факт, что утверждение официальных пособий – это чисто административная процедура, не имеющая ничего общего с научной экспертизой.

Именно в этом заключалась абсурдность ситуации: в других словарях могли предлагаться другие варианты языковой нормы (в том числе по ударениям). Спрашивается, в чем же значение особого грифа “официального” издания, утвержденного Министерством, если несколько официальных словарей могут противоречить друг другу? Ответ очевиден: попытка преодоления процессов дезинтеграции единого литературного русского языка с помощью административного утверждения “правильных” пособий и словарей оказалась контр-продуктивной, чтобы не применять более сильное слово, за которое могут оштрафовать:)

Вопрос восприятия того или иного ударения – вещь очень субъективная. Здесь многое зависит от того речевого потока, который человек принимает в качестве образца. А с образцами сейчас большая проблема. И дело не только в прогрессирующей безграмотности, но и в том, что формат работы радио и телевидения с советских времен изменился. Раньше главной фигурой был диктор, прошедший специальную подготовку на предмет литературной нормы, а сейчас круг людей, допущенных к микрофону резко расширился, а языковая подготовка ведущих ухудшилась.

Но это все, как говорится, идеология. Гораздо интереснее вопрос, поставленный мной вначале: а что же делать школьнику и его учителю? Первое, что можно посоветовать – это полагаться на здравый смысл, то есть на Школьный орфоэпический словарь, в основе которого лежит последний из общепризнанных словарей Аванесова. Насчет ЕГЭ, как ни странно, можно особо не беспокоиться. Вопрос ударений на сегодня является настолько скандальным, что здравомыслящие специалисты ФИПИ, конечно же не станут включать в тестовое задание слова, имеющие спорные варианты ударений. Именно поэтому при подготовке к ЕГЭ имеет смысл штудировать, прежде всего, слова, которые ранее использовались в тренировочных тестах а на реальном экзамене с 2008 года. В настоящее время список слов, которые проверяются на ЕГЭ, ежегодной публикуется ФИПИ. Его можно скачать на странице “Пособия”.

А теперь, когда все выглядит не столь драматично, самое время сказать несколько слов о странностях ударений, представленных в современных орфоэпических словарях.

Список странностей

• Есть слова, правильное ударение в которых почти никто не знает. Примером может служить слово брОня (в значение “резервирование”, в отличие от “бронЯ танка”). Этот пример свидетельствует о том, что неправильное применение ударения большинством населения вовсе не ведет к изменению нормы. Эти вопросы не решаются большинством голосов.

Торты и порты – два слова, в которых часто делают ошибки. С тортами все ясно – надо просто запомнить: тОрты, тОртов, о тОртах – и весь разговор. Что касается “портов”, то, скорее всего, это слово не попадется на ЕГЭ из-за наличия в словарях двух вариантов: портЫ некоторыми авторами предлагается с пометкой “допустимо”, а другими – даже как равноправный вариант. Странность здесь заключается в том, что вариант портЫ в “культурном слое” всегда считался неприемлемым, поскольку портЫ – это штаны (“портки”). Поэтому из двух предлагаемых вариантов я настоятельно рекомендую консервативное пОрты. Также необходимо помнить: о пОрте, но в портУ.

• Странная история произошла со словом “ветер” во мн.ч. Еще в середине XX века все было просто и понятно: надо было говорить ветрА. Потом наступил прогресс, и уже в словаре Аванесова правильным считается как раз вариант вЕтры, а ветрА перекочевали, якобы, в сферу поэтической речи. Затем эта “странность” благополучно была скопирована в последующих орфоэпических словарях. Между тем, в речевой практике по-прежнему существует давняя и устойчивая ассоциация “ветры” = газы. Она, в частности, зафиксирована в словаре Даля: ” ветры, мн. – образующиеся в желудке и кишках газы, воздух, который пучит”. Это пример орфоэпической дезинтеграции поколений: для культурных людей старшего возраста слово вЕтры (относительно природного феномена) по-прежнему может восприниматься не только как грубая ошибка, но и как признак серьезных проблем с грамотностью у говорящего.

• Консерватизм хорош не всегда. Так например, во всех известных мне словарях, включая достаточно свежие, предлагается говорить сенсОрный. И, конечно, так делать ударение правильно, но только в отношении соответствующего медицинского термина. Между тем, с приходом в нашу жизнь сенсорных экранов это слово в подавляющем большинстве случаев употребляется совершенно в ином значении. Поэтому, говоря о телефоне, планшетном компьютере, MP3 плеере и прочих гаджетах, необходимо говорить сЕнсорный, хотя такой вариант вы и не найдете ни в одном орфоэпическом словаре. Это пример того, что словарям можно верить далеко не всегда и что их авторы часто копируют материал у предшественников, не читая.

Приведу еще несколько примеров, которые мне лично режут слух (или мозг).

• Словари предлагают варианты кОлледж и коллЕдж. Совершенно очевидно, что произношение с сочетанием “дж” тяготеет к английскому `college, что предполагает ударение на первом слоге. Именно такой вариант употребляется чаще всего, хотя значение слова с легкой руки экс-мэра Москвы Юрия Лужкова в последние годы трансформировалось, уйдя от английского фонетического эквивалента. Вопреки традиции, в России колледжами сейчас называют не вузы, а ПТУ. Этим столичные власти пытались придать больше престижа среднему техническому образованию. Вопреки ожиданию, задумка увенчалась успехом: вузы теперь “стесняются” называть себя словом “колледж”, чтобы их не путали с ПТУ (хотя уровень образования во многих сегодняшних “университетах” и “академиях” куда хуже, чем в скромных советских техникумах). Интересно, что до 1990-х гг., т.е. до прихода в нашу жизнь колледжей (не важно, что под этим понимать), часто употреблялся вариант коллЕдж, который появился, возможно, под влиянием французской системы ударения. Так или иначе, сегодня лучше говорить кОлледж.

• Очень часто в профессиональной речи используется ненормативное ударение: дОговор вместо правильного договОр. Чаще всего это проявляется в форме множественного числа, когда правильное для данных слов окончание “ы” меняется на “а”: бухгалтерА, тренарА, шоферА вм. правильных бухгАлтеры, трЕнеры, шофЁры. При этом надо помнить, что никакого четкого правила здесь нет. Например нужно говорить директорА (вариант дирЕкторы считается устаревшим). Словари по-разному трактуют варианты мн. ч. на -А. Например “бухгалтерА” может считаться либо неправильным, либо относящимся к профессиональной речи. Так или иначе подобных вариантов необходимо избегать, хотя в профессиональной среде это бывает нелегко из-за орфоэпической инерции. Например в среде спортсменов довольно редко услышишь правильный вариант трЕнеры.

• В профессиональном сообществе бывают и другие разновидности неправильных ударений, некоторые из которых можно отнести к устаревшим. Например, в страховом бизнесе очень часто говорят страховщИк вместо правильного страхОвщик. Кстати, правильный вариант в данном случае вообще очень редко можно услышать.

• Не стоит думать, что все профессионалы – “орфоэпические ретрограды”. Относительно слова “маркетинг” все обстоит наоборот: в профессиональной среде практически всегда используются правильный вариант мАркетинг (копирующий английский вариант ударения), а люди, далекие от этой сферы бизнеса, часто говорят маркЕтинг. Довольно странно, что второй вариант некоторые словари дают как возможный. Недавно один из моих контактов в Фэйсбуке рассказал, что в вузе их преподаватель по маркетингу грозил студентам, что не поставит зачет никому, кто позволит себе произнести при нем вариант с ударением ну букву “е”. Впрочем, здесь надо признать, что правильный вариант слова мАркетинговый русскому человеку гораздо труднее произнести, чем ошибочное маркЕтинговый. Надо ли удивляться, что ошибочный вариант в данном случае является преобладающим с точки зрения частотности применения?

К слову сказать, в выпущенном недавно новом орфоэпическом словаре РАН оба варианта ударения в слове маркетинг признаны равноправными. Именно на этот словарь, согласно последней директиве ФИПИ, следует ориентироваться при подготовке к ЕГЭ.

• Как говорить мИзерный или мизЕрный? Словари дают оба варианта, но второй из них, на мой взгляд, отдает напыщенностью, ненужной в современном языке. Я приведу еще несколько примеров, в которых словари дают два варианта, но второй из них кажется мне по меньшей мере странным: мышлЕние или мЫшление, симмЕтрия или симметрИя, усугубИть или усугУбить. Между тем, вариант углУбить является общепризнанно ошибочным (правильно – углубИть). Варианты мЫшление и углУбить сразу напоминают про южнороссийские диалектизмы бывшего президента СССР М.С.Горбачева.

• Слово симметрИя меня лично вообще приоводит в ужас. Здесь надо, впрочем заметить, что в некоторых похожих словах нормативное ударение в последние десятилетия активно “уплывало” к центру слова. Но бывает и наоборот. Например в 1930-е годы говорили индУстрия, а сейчас – индустрИя. Go figure! (поди мойми!), как говорят американцы.

• Пожалуй, самым странным в словаре Аванесова можно считать слово фОльга. Ни один человек в здравом уме так не скажет.

• Но больше всего в орфоэпических словарях меня удивляет слово факсИмильный. Лично я такого в жизни ни от кого не слышал: все говорят “факсимИльный”, но этот вариант словари в один голос называют неправильным. Век живи – век учись!

***

В заключение повторю, что этот пост в значительной степени основан на моем субъективном восприятии современных орфоэпических норм языка. Единственное, что я знаю точно: современные словари – это не истина в последней инстанции, а гриф “утверждено Министерством образования” вообще потерял практическое значение из-за готовности чиновников утвердить противоречащие друг другу варианты литературной нормы. А посему в вопросе ударений наилучшим остается консервативный подход: полагаться на обычный школьный орфоэпический словарь, а если его не хватает – на старый добрый словарь Аванесова.

Петр Чернов

Петр Чернов

Руководитель проекта Rus-Exam.ru

Посмотреть все записи автора Петр Чернов →