10.08.2020

Синонимия придаточных определительных и атрибутивных членов, выраженных причастными оборотами

Авторы: Г.П. Журбина, Н.В. Мелькумянц

Синонимия в широком смысле слова – это совпадение в основном значении (при различии в смысловых оттенках и стилистической окраске) морфем, слов, фразеологизмов и синтаксических конструкций. Наиболее изучена лексическая синонимия, т.е. синонимия близких по значению слов, выражающих одинаковое понятие.

Синтаксические же синонимы рассматриваются исследователями в основном с позиции их функционирования в разных стилях речи. К синтаксическим синонимам относятся такие синтаксические конструкции, которые совпадают по своему общеграмматическому значению, но различаются по формальному построению. Есть мнение, что синтаксическими синонимами можно считать только единицы одинакового синтаксического уровня (т.е. синонимичными могут быть словосочетания, члены предложения, придаточные предложения) [1, 272]. Анализ языкового материала свидетельствует о том, что единицы разных синтаксических уровней (обособленные члены предложения и придаточные предложения) могут вступать в синонимичные отношения.

Например: Эту лиловую синеву, |сквозящую в ветвях и листве|, я и умирая вспомню (И. Бунин). – Эту лиловую синеву, которая сквозит в ветвях и листве, я и умирая вспомню.

Исследователи синтаксических средств русского языка [2, 117] называют такие конструкции параллельными синтаксическими конструкциями и говорят о возможной замене в текстах одной конструкции другой для устранения синтаксического однообразия.

Однако, если согласованное определение синонимично придаточному определительному (в силу больших конструктивных возможностей сложных предложений), то придаточное предложение контаминируется в определительную конструкцию далеко не всегда.

В статье рассматриваются причины, которые препятствуют трансформации сложноподчиненных предложений с придаточными определительными в простое предложение с обособленным согласованным определением, выраженным причастным оборотом, и делают невозможным образование синтаксических синонимов.

1. Если придаточное определительное присоединяется к главному предложению местоименными наречиями где, куда, откуда, когда, обладающими обстоятельственной семантикой, синонимическая замена невозможна.

Например: Село, где я бывал по воскресеньям, лежало недалеко от станции, в просторной и ровной долине (И. Бунин). Перед самым отъездом из Лондона я был в одном доме, куда собралось особенно много народа (И. Бунин).

Придаточное, присоединяемое относительными местоимениями который, какой, чей, что с определительной семантикой, легко вступает в синонимические отношения с обособленным определением, выраженным причастным оборотом.

Например: Помню вечерние прогулки с братьями, которые уже стали брать меня с собой (И. Бунин). Помню вечерние прогулки с братьями, бравшими меня с собой.

Я знал причины, какие побудили Софью Павловну отдать одну комнату внаймы (А. Чехов). Я знал причины, побудившие Софью Павловну отдать одну комнату внаймы.

– А вот тот, душечка, что … держит в руках секиру …, то палач (Н. Гоголь). – А вот тот, душечка, держащий в руках секиру …, то палач.

2. Если придаточное определительное присоединяется к главному местоименными словами который, какой, что, выполняющими синтаксическую функцию косвенного дополнения, обстоятельства, определения и части сказуемого, синонимическая замена простым предложением с обособленным согласованным определением, выраженным причастным оборотом, невозможна.

Например: Дон-Кихот, по которому я учился читать, картинки в этой книге и рассказы Баскакова о рыцарских временах совсем свели меня с ума (И. Бунин).

Холм, на котором я находился, спускался вокруг почти отвесным образом… (И. Тургенев).

С матерью, с которой, кстати сказать, он держался всегда почтительно и тонко, он чаще всего говорил по-французски (И. Бунин). Я думал о людях, чья жизнь была связана с этими берегами (К. Паустовский). … Князь Андрей был весел, кроток и нежен, каким его давно не видала княжна Марья.

Трансформация сложноподчиненного предложения с придаточным определительным в простое предложение с обособленным согласованным определением, выраженным причастным оборотом, возможна только в случаях, если придаточное предложение присоединяется к главному местоименными словами какой, который, что, выполняющими синтаксическую функцию подлежащего или прямого дополнения.

Даже пассажиры, что смотрели в пол, приободрились и ожили (Б. Житков). – Даже пассажиры, смотревшие в пол, приободрились.

В улицу, которая шла с площади под гору, глядела предвечерняя даль южного горизонта (И. Бунин). – В улицу, шедшую с площади под гору, глядела предвечерняя даль южного горизонта.

Человек, которого они конвоируют, совсем не соответствует тому представлению, какое имеется у каждого о бродягах (А. Чехов).

– Человек, конвоируемый ими, совсем не соответствует тому представлению, какое имеется у каждого о бродягах.

Он не заблудится в этой разнородной толпе, которой для него не существует (Л. Толстой). – Он не заблудится в этой разнородной толпе, не существующей для него.

Следует отметить, что данная синонимическая замена возможна лишь тогда, когда в главной части сложноподчиненного предложения отсутствует коррелят, вступающий с местоимением, выполняющим функцию союзного слова, в тесную связь (тот – который, то – что, тот – какой и др.).

Например: Он подошел к тому пилоту, который возился у рулей (Б. Хитов). Ср.: Он подошел к пилоту, который возился у рулей. – Он подошел к пилоту, возившемуся у рулей.

3. Невозможность синонимической замены может быть обусловлена позиционно: относительное местоимение, выступающее в функции союзного слова, может находиться не сразу после субстантива, распространяющегося придаточным определительным, а отделяться от определяемого слова другими словами придаточного предложения.

Например: Под амбарами же нашли мы и многочисленные гнезда бархатно-черных с золотом шмелей, присутствие которых под землей мы угадывали по глухому, яростно-грозному жужжанию (И. Бунин).

4. Если придаточное определительное представляет собой нераспространенное предложение, синонимическая замена простым предложением невозможна, т.к. причастный оборот предполагает наличие зависимых от причастия слов. В этих случаях наблюдается синонимия сложного предложения простому неосложненному с необособленным определением.

Например: То же выражение и в лице матроса, который курит (Л. Толстой). – То же выражение и в лице курящего матроса.

5. Если придаточное определительное представляет собой эллиптическое предложение, то его замена обособленным определением невозможна из-за отсутствия глагола-сказуемого.

Например: Вы выбираете ялик, который к вам поближе… (Л. Толстой).

6. При наличии в придаточном определительном составного глагольного сказуемого невозможна синонимическая замена придаточного предложения обособленным определением, выраженным причастным оборотом.

Например: Тропинка в лесу – это самая интересная книга, какую мне в жизни только приходилось читать (М. Пришвин).

Струя чая, который я начал пить, затвердела у меня в глотке… (Ф. Искандер).

7. Невозможность синонимической замены может определяться морфологическими причинами: некоторые глаголы не образуют всех причастных форм или образуют их, но образованная форма причастия приводит к нарушению видо-временных значений в простом предложении.

Например: Бульба… шел назад, преследуемый укорами Янкеля, которого ела грусть при мысли о даром потерянных червонцах (Н. Гоголь). Я сделал для вас все, что мог (Б. Житков). В номерах, что посоветовал мне извозчик, я долго сидел не раздеваясь, глядя с высоты шестого этажа в бесконечно грустное окно… (И. Бунин). А на что им понадобился этот незнакомый, случайно зашедший полк, который уйдет завтра же на рассвете? (А. Чехов). Зачем нужна дружба, которая скоро закончится? (Б. Житков).

В последних двух примерах сказуемые выражены непереходными глаголами совершенного вида, от которых возможно образование только причастий действительного залога прошедшего времени («ушедший», «закончившийся»). Глаголы употреблены в форме будущего времени (уйдет, закончится). Потенциальные причастные формы вступают в противоречие с общей видо-временной характеристикой простого предложения в целом. Причастная форма прошедшего времени не обладает способностью употребляться в значении будущего времени. Подчеркнуть значения действия, отнесенного к плану будущего, помогают лексические единицы: завтра (уйдет), скоро (закончится). Параллельная синтаксическая синонимическая конструкция превращает высказывание в бессмысленное (А на что понадобился… зашедший полк, «ушедший завтра». Зачем нужна дружба, «закончившаяся скоро»?).

Распространены случаи, когда невозможность синонимической замены придаточного определительного обособленным определением, выраженным причастным оборотом, определяется не одной, а сразу несколькими причинами.

Я до сих пор чувствую то нежное и тревожное волнение, с которым, мы вскочили, заслышав у ворот почтовый колокольчик, порывисто простились и выбежали за калитку к перекладной тележке… (И. Бунин).

Невозможность синонимической замены определяется тем, что союзное слово – местоимение – выполняет синтаксическую функцию косвенного дополнения, и наличием в главной части коррелята то.

Мальчишка-подпасок, существование которого мы тоже наконец открыли, был необыкновенно интересен… (И. Бунин). Синтаксическая функция косвенного дополнения местоименного слова которого и дистантное его расположение в придаточной части делает невозможным синонимическую замену придаточного определительного обособленным согласованным определениям.

Субботин прошелся под навесом, поглядел на горы земли, на торчавшие прямо из-под земли печные трубы, многие из которых дымились (В. Иванов). Невозможность синонимической замены определяется дистантным расположением местоименного слова и нераспространенностью придаточной части.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Ильин М.И. Основы культуры речи. Киев; Одесса, 1984. 215 с.
2. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М.: Просвещение, 1985. 315 с.